67b0ec20     

Геращенко Антон - Бомбар-1



Антон Геращенко
Бомбар-1
Повесть о необыкновенных приключениях двух отважных путешественников
Посвящаю дочке Аленушке
ЗАВТРА - СТАРТ
Вечером на балконе окончательно был утвержден план полета и предстоящей
операции.
- Вы там что? - проговорил в комнате дед Гриша. - И ночевать собираетесь?
Путешественники!.. Чего это вы прижухли?
Вот дед Гриша!.. Не угодишь ему ничем. Заговоришь- шумит, молчишь - опять
недоволен.
- А ну расходитесь сейчас же!.. Не нашепчетесь все!.. Рано еще вам
договариваться, постройте вначале, а потом уж секретничайте. Полетят они!.. С
кровати на пол.
Колька и Сашка подмигнули друг другу и, чтобы не расхохотаться, зажали
руками рты. "Ничего, ничего, дед Гриша! Мы вот завтра вылетим, будет тебе "с
кровати на пол", а когда вернемся с Гаврилой Охримовичем, он тебе уши нарвет!"
Дед не знал, что корабль уже готов, что осталось только вмонтировать аппарат
Сашкиного старшего брата. Сашкин брат уже закончил свой аппарат, не испытал
только: помешала срочная командировка.
- Я кому говорю?! -сердился уже всерьез дед Гриша.- Сейчас же расходитесь!
В комнате свет выключили, кровать скрипнула, дед улегся спать.
Опершись локтями о перила балкона, мальчишки смотрели на город и звезды.
Везде - и на земле, и в небе - им мерещились корабли.
В небе густо роились звезды, светились окна в домах, и дома казались
теплоходами. Проспект - лунная дорога в ночном море, а они, мальчишки, на
балконе девятого этажа - будто на капитанском мостике.
- Значит, завтра?
- Да, завтра вылетаем... Как план?
- Тю на тебя! - произнес Сашка и повернулся к свету.- Сколько раз можно
проверять?!
Сашка - худенький, рыжеволосый и веснушчатый парнишка с длинной шеей,
острой мордочкой, оттопыренными ушами, выдумщик и непоседа.
- Сколько раз, а?
- Тихо, тихо!.. Чего ты?-остановил его Колька, который был ниже ростом,
коренаст, круглоголов и лобаст - серьезный мужичок. Сбычившись, он уставился
из-под черной боксерской челки на своего друга. - А как же? Это же серьезное
дело!..
Помолчал, а потом тихо с расстановкой произнес:
- Значит, мы попадаем на скачки... Захватываем лошадей... Вскакиваем в
седла...
- Да захватили, захватили уже! - перебил Сашка. Он злился.
- Значит, захватили мы лошадей, скачем...
- Скачем мы уже, скачем! - подстегивал нетерпеливо Сашка. - А
беляки-казаки - за нами! Н-но! - выдохнул Сашка и произнес спокойнее. -
Оглянусь я, посмотрю... А потом закричу: "Колька, Колька! Давай сюда!" Ты
подскачешь ко мне, возьмешь конец шнура. Новенький он у нас. Мать для белья
купила, капроновый, тонну выдержит, а может, и две. Разлетимся мы с тобой в
разные стороны перед конниками, опустимся к стременам. "А шо, пацаны! -
закричит, обернувшись к нам, Гаврила Охримович. Тяжело ранен он, едва держится
в седле и не может стрелять. - Есть еще порох в пороховницах? Крепка еще
пионерская сила? Не гнутся еще красные следопыты?"-"Есть еще, председатель,
порох в пороховницах! Крепка еще пионерская сила, еще не гнутся красные
следопыты!"-закричим мы с тобой в ответ и изо всех сил натянем шнур так, что
он зазвенит как струна. И!.. - взмахнул Сашка рукой, опустил резко. - Полетят
вверх тормашками кони с всадниками... Вот так, вот так, кубарем!..
И Сашка начал показывать глазами, головой, руками и ногами, как именно
полетят кони и всадники...
- Ну как... план? - придвинувшись вплотную к Кольке, шепотом, прерывистым
от волнения, спросил Сашка. - Ведь здорово мы их, а?
- А про пороховницу... - не отвечая, зашептал и Колька.



Назад