67b0ec20     

Герасимов Сергей - Фантастические Рассказы И Повести



Сергей Герасимов
ФАНТАСТИЧЕСКИЕ РАССКАЗЫ И ПОВЕСТИ
В сборник вошли в основном НФ-рассказы, хотя есть и фэнтэзи.
Напряженный сюжет, темы самые разные и всегда оригинальны. Сколько бы вы ни
прочли фантастики до сих пор - об этом вы, скорее всего, ещё не читали.
Если вам понравились рассказы из сборника "Закат в заливе Циклопов"
(который может прочесть каждый желающий), то вам понравятся и эти. Повесть
"Эпоха игры" была опубликована на дисках серии "библиотека в кармане"
(кажется, с номера четвертого и выше), остальное, насколько я знаю, в
электронном виде не выходило. Большинство рассказов новые - последних
двух-трех лет, - хотя примерно половина из них уже успели засветиться в
журналах.
Содержание:
Шизофрения
Муравейник
Диско-жизнь
Контакт
Небесное тяготение
Country of well
(повесть)
Бесплатный вальс во дворце привидений
Посещение больницы
Война с плесенью
Паркетный вор
Самая опасная профессия
Животное
Голый млеч
Бабочка и мышь
Записки пропавшего без вести
Две новелы о корабле и человеке
Стеклянный рыцарь
Уроборос
Голый человек
Эпоха игры
(повесть)
ШИЗОФРЕНИЯ
Подвал принадлежал отцу. Он его сам выкопал или получил в наследство
от своего отца. Отец был человеком заносчивым, нелюдимым и со странностями,
очень худым и щетинистым, похожим на плохого Дон-Кихота. Мне он казался до
невозможности умным - хотя теперь я не знаю, может быть это просто
аберрация детства. Он единственный человек, которого я по-настоящему любил
и люблю.
В те дни, когда он собирался спуститься в подвал, у него всегда бывало
особенное настроение. Можно подумать, что внизу целые золотые горы. На
самом деле же - ничего.
Вся ценность подвала заключалась в том, что он принадлежал только
тебе. Никто чужой не мог сюда сунуться. Согласитесь, что в жизни немного
таких вещей.
Металлическая заслонка с цифрами и буквами какого-то древнего года,
кованая и такая маленькая, что даже ребенку приходится наклоняться. Потом
лестница вниз, очень крутая и длинная; наклон был почти вертикалью,
лестница проходила в трубе, а изнутри труба всегда была влажной и пахла
чем-то несолнечным. Потом площадка, изгиб узкого коридорчика и ещё один
глубокий спуск. Все вместе означало глубину метров двадцать. Сто девять
ступенек. В самом низу кирпичная камера величиной с небольшую комнату.
Высокий и всегда мокрый свод потолка. Отец расставлял свечи и расказывал. Я
слушал развесив уши. Он рассказывал о том, насколько подвал хорош. Он
многое скрывал от меня, поэтому я не всегда его понимал. Подвал как подвал.
Не знаю, как это сооружение вентилировалось.
Дышать там было трудно. Стены внизу были кирпичными, очень холодными и
липкими, в каком-то клейком налете - как будто здесь сутками напролет
ползают армии слизней. Однажды я оторвал от стены что-то вроде липкой и
прочной паутины, но отец категорически приказал бросить. Сама темнота в
углах, шевелящася от свечей, казалась липкой и жуткой.
Постараюсь объяснить сущность этой жути. Попробуйте представить себе
самый темный ужас, а потом вычесть из него страх - и тот остаток, который
вы получите, и есть атмосфера подвала. Подвал был совсем не страшен, но
жуток до ломоты в спине. Был в этой атмосфере ещё и сильный оттенок чего-то
такого - вот как будто на темной лестнице целуешься взасос с женой лучшего
друга, а он сам идет в двух ступенькакх впереди и может обернуться. Грешная
радость на краю гибели.
Уже только это чувство, которое ты переживал в подвале, безусловно
приятное, заставляло туда в



Назад