67b0ec20     

Герасимов Сергей - Логика Прыжка Через Смерть



Сергей ГЕРАСИМОВ
ЛОГИКА ПРЫЖКА ЧЕРЕЗ СМЕРТЬ
Анонс
Перед вами — ОЧЕНЬ необычный образец «жесткой фантастики». Необычный —
прежде всего потому, что жесткость ее заложена не в «научности», но — в
яростной, сильной, откровенно мужской манере повествования. Потому что «стиль и
почерк» Сергея Герасимова восходят к самым, пожалуй, бескомпромиссным книгам
как российской, так и англоязычной научной фантастики — от «Звездного десанта»
Хайнлайна и «Слона» Ван Вогта до «Пикника на обочине» Стругацких.
Безжалостный до беспросветности мир будущего, в котором осатаневшие от
опасности и вседозволенности мальчишки в военной форме лихо пилотируют боевые
звездолеты и с истинно юношеским азартом уничтожают себе подобных, имевших
несчастье родиться «не такими, как положено» — мутантами, — выглядит у
Герасимова, как ни странно, ОБАЯТЕЛЬНЫМ. Ибо жалкая и светлая искра
человечности по-прежнему теплится во всех. Даже в людях...
1
Земля .Северное полушарие. Дождливый июль 2102 года
Информация:
Двадцатый век оставил после себя первые компьютеры и автоматические
системы, ядерные станции и бомбы, память о сотнях миллионов замученных (не
очень прочную память, как показала история), циклопические сооружения, вроде
синхрофазотронов или атомных ледоколов, первые космические аппараты, первые
успехи психологии, зачаточную медицину и производство пищевых продуктов,
отставшее в развитии на две или три тысячи лет.
Людям, вечно занятым ведением войн, подготовкой войн или
предотвращением войн (предотвращение обычно состояло в покупке новых танков —
чтобы не оказаться хуже соперника), во все века некогда было подумать о хлебе
насущном. Поэтому в начале третьего тысячелетия после Р. X. семена и клубни так
же сажали в возделанную почву, как и в начале третьего тысячелетия до
упомянутого Рождества. Появились новые сорта и культуры, трактор сменил лопату,
но суть осталась прежней.
К началу третьего тысячелетия половина человечества жила в грязи и в
состоянии, близком к скотскому, разве что умела читать; вторая половина считала
себя культурными нациями, но вымирала от болезней сердца, желудка, мозга, кожи,
костей и всего остального. Медицина не могла с гарантией вылечить даже насморк,
но считала себя наукой. Тогда люди просто не знали, что такое настоящая
медицина.
Пришло следующее столетие и сразу же сместило акценты. Прежняя
тяжеловесная наука заблудилась в математических дебрях, которые сама же и
вырастила, времена физики и техники минули безвозвратно, как-то совсем
незаметно пришло понимание того, что уже давно расшифрованы человеческие гены —
а значит, пожалуйста, изменяй, сколько хочешь. Попробовали изменить — и сразу
же исчезли шизофрения, гемофилия, наследственный алкоголизм и все болезни
зубов. В первые же десятилетия века наследственные болезни оказались побеждены.
Но было найдено и кое-что новое.
При манипуляциях с генами время от времени случались ошибки. Такие же
ошибки делает и природа — она исправляет их с помощью естественного отбора.
Человек исправлял искусственные мутации направленно. Но некоторые из мутаций
оказались полезными и не нуждались в исправлении. Например, совершенно случайно
был выведен человек, ногти которого не удлинялись в течение жизни, но быстро
отрастали после любого повреждения. Мутация была столь незначительной, что ее
перестали исправлять, а матери, не желающие стричь ногти детям, даже заказывали
соответствующий ген. В результате человечество перестало стричь ногти. Строго
говоря, человек, н



Назад