67b0ec20     

Герасимов Сергей - Созвездие Ничто



СЕРГЕЙ ГЕРАСИМОВ
СОЗВЕЗДИЕ НИЧТО
В ночь перед полетом техники еще раз проверили все системы. Излишняя
предосторожность, подумал Капитан. В эту ночь он не спал; он смотрел на
возню технических служб, на огромные чистые звезды, на прекрасный
светло-зеленый Сириус, быстро встающий над горизонтом. Зачем еще одна
проверка, подумал он. Все будет хорошо. Я так часто повторяю это, что
скоро поверю сам.
К пяти утра техники закончили. Первый сверхсветовой корабль "Икар"
было готов к полету к звездам. Капитан помнил печальную историю Икара,
поэтому он с самого начала был против названия. Вначале он протестовал, но
потом сдался. В самом деле, разве может название влиять на сущность вещей?
Название - это всего лишь сочетание букв. Верить во что-либо двругое -
предрассудок. На Икаре было семеро членов экипажа, среди них одна женщина.
По сути, экипаж на столь современном корабле был ненужен; полетом
руководили машины. Полет должен был продлиться семь месяцев. Что ж, это
будут семь месяцев отдыха, - успокаивал себя Капитан.
Но уже в первый месяц, на пути к звезде 21я Менса, стали происходить
странные вещи. В четырнадцатый день полета, вставая после ужина из-за
стола, Бесси заявила, что голодна. То же подтвердили о себе остальные
члены экипажа.
- Не страшно, - сказал Капитан, - поужинаем еще раз. Бесси, ты не
боишься растолстеть?
- А кто тут на меня смотреть будет? - сказала Бесси. - Разве здесь
есть настоящие мужчины?
У медсестры был не очень приятный характер.
Странности продолжались. С каждым днем экипаж ел все больше и больше.
На борту находилось трое врачей, не считая медсестры и психиатра. Имелась
лучшая медицинская техника. Главной целью полета было проверить, как люди
переносят сверхсветовые скорости. На тридцать четвертый день Гридейл,
старший медик, зашел к Капитану.
- Мы больше не можем продолжать полет, - сказал он.
- Это болезнь?
- Да.
- Что еще, кроме ненормального повышения аппетита?
- Больше ничего, на мы ведь не встаем из-за столов. Мы уже не можем
спать, так нам хочется есть.
- Хорошо, - сказал Капитан. - Наверное, это и есть влияние
сверхсветовой скорости. Но нам рано возвращаться. Мы попробуем изменить
курс.
Машина выбрала курс на Бета Хамелеона.
На следующее утро никто не явился на завтрак.
- Бесси, вы не хотите есть? - спросил Капитан медсестру, которая
появилась в рубке только к двенадцати часам утра по корабельному времени.
- Нет, я хочу спать, - ответила Бесси, - и вообще, я видеть не могу
еду.
Итак, это было связано не со скоростью, а с направлением в
пространстве, отметил Капитан. Он занес свое наблюдение в память бортового
компьютера и сделал запрос."Задача не решается", - ответила машина.
Еще неделю ничего страшного не происходило. На сорок второй день
полета оказалось, что трое из семи имеют галлюцинации. Бесси слышала мышь,
скребущуюся в отсеке с продуктами. Техник Эдди Вильямс и один из врачей
видели ящериц, тающих в воздухе. Вильямс утверждал, что ящерица была
прозрачной. На следующий день он видел уже вполне материальную ящерицу,
которая катала по полу банку с консервами.
Старший медик Гриндейл снова зашел к Капитану.
- Это снова болезнь? - спросил Капитан.
- Да.
- Только галлюцинации, и больше ничего? Так же, как и в прошлый раз?
- Не совсем. На консервной банке остались четкие следы зубов.
Посмотрите.
- Ого! - сказал Капитан, - не хотел бы я, чтобы эта тварь меня
укусила. Впрочем, это только массовая галлюцинация. Больше ничего нет.
- Есть и еще кое-что, -



Назад