67b0ec20     

Гераскина Л - В Стране Невыученных Уроков



Л. Гераскина
В стране невыученных уроков
В тот день, когда все это началось, мне не везло с самого утра. У нас
было пять уроков. И на каждом меня вызывали. И по каждому предмету я по-
лучил двойку. Всего пять двоек за день! Четыре двойки, наверное, я полу-
чил за то, что отвечал не так, как хотелось бы учителям А вот пятую
двойку поставили совсем несправедливо.
Даже смешно сказать, из-за чего мне влепили эту несчастную двойку. За
какой-то круговорот воды в природе.
Интересно, что бы вы ответили на такой вопрос учительницы:
- Куда девается вода, которая испаряется с поверхности озер, рек, мо-
рей, океанов и луж?
Не знаю, что бы вы ответили, а мне ясно, что если вода испаряется, то
ее уже нет. Ведь не зря же говорят про человека, который вдруг куда-то
скрылся: "Он испарился". Это значит - "он исчез". Но Зоя Филипповна, на-
ша учительница, почему-то стала придираться и задавать лишние вопросы:
- Куда исчезает вода? А может быть, она все-таки не исчезает? Может,
ты хорошенько подумаешь и ответишь как следует?
По-моему, я и так ответил как следует. Зоя Филипповна, конечно, со
мной не согласилась. Я давно заметил, что учителя редко со мной соглаша-
ются. Есть у них такой отрицательный минус.
Кому охота спешить домой, если несешь в портфеле целую кучу двоек?
Мне, например, неохота. Поэтому я и шел домой через час по столовой лож-
ке. Но как медленно ни иди, а все равно придешь домой. Хорошо еще, что
папа в командировке. А то сразу бы начался разговор о том, что у меня
нет характера. Об этом папа вспоминал всегда, как только я приносил
двойку.
- Ив кого ты такой? - удивлялся папа. - Совсем нет характера. Не мо-
жешь взять себя в руки и хорошо учиться.
- Воли у него нет, - добавляла мама и тоже удивлялась: - В кого бы
это?
Мои родители имеют твердый характер и сильную волю, а вот я, оказыва-
ется, почему-то не имею. Поэтому-то я и не решился сразу притащиться до-
мой с пятью двойками в портфеле.
Чтобы подольше тянуть время, я заходил по дороге во все магазины под-
ряд. В книжном я встретил Люсю Карандашкину. Она моя соседка два раза:
живет в одном доме со мной, а в классе сидит позади меня. Нигде от нее
нет покоя - ни в школе, ни дома. Люся уже успела пообедать и прибежала в
магазин за тетрадями. Был здесь и Сережа Петькин. Он пришел узнать, не
получены ли новые марки. Сережа покупает марки и воображает себя филате-
листом. А помоему, так собирать коллекцию марок может каждый дурак, если
у него есть деньги.
Я не захотел встречаться с ребятами, но они меня заметили и сразу же
стали обсуждать мои двойки. Конечно, они доказывали, что Зоя Филипповна
поступила справедливо. А когда я их припер к стенке, то вышло, что они
тоже не знали, куда девается испарившаяся вода. Небось влепила бы им Зоя
за это по двойке - они бы сразу запели другое.
Мы спорили, кажется, немного шумно. Продавщица предложила нам выйти
из магазина. Я сейчас же ушел, а ребята остались. Продавщица сразу дога-
далась, кто из нас лучше воспитан. А ведь завтра они будут рассказывать,
что шум в магазине поднял я. Пожалуй, еще разболтают, что я на прощание
показал им язык. А что тут, спрашивается, плохого? Анна Сергеевна, наш
школьный врач, нисколько на это не обижается, она даже сама просит, что-
бы ребята показали ей язык. А она-то уж знает, что хорошо, а что плохо.
Когда меня выставили из книжного магазина, я понял, что очень прого-
лодался. Есть хотелось все больше, а идти домой - все меньше.
На пути остался только один магазин.



Назад